Владимир Панжев: «Дети и их будущее – это единственное правильное, во что стоит вкладываться»

1329

ПАНЖЕВ Владимир Владимирович - режиссер, сценарист, актер, художник. Владимир - автор фильмов для ТВ, клипов, сюжетов для киножурналов «Ералаш» и «Фитиль». Некоторое время сотрудничал с Первым каналом и Россией. Не так давно Высшая Школа Экономики предложила  ему открыть Мастерскую детско-юношеского фильма на медиафакультете. На чем строится методика преподавания? Будут ли такие специалисты востребованы индустрией? Об этом и многом другом наш корреспондент поговорила с Владимиром Панжевым.



Хотим поговорить о детском и подростковом контенте… Понятно, что дети наше будущее и все, что закладываем в них мы, взрослые, с детства, то и получаем в перспективе. Но с появлением интернета, со свободой доступа, дети стали потреблять не только то, что им предлагают, но и то, что хотят сами смотреть. И не всегда это контент хорошего качества. Как решить эту проблему? Нужно ли ставить фильтры на детский медиаконтент на государственном уровне?

Не считаю, что такое решение правильное. За развитие ребенка, конечно, в первую очередь, должен отвечать родитель. Цензура на государственном уровне ни к чему хорошему еще не приводила. Другое дело, что Государство обязано, в целом, отвечать за безопасность, где бы то ни было (на улице или в сети), за создание комфортной среды для своих граждан и маленьких, в том числе. Вспомните советское время. Наши родители спокойно отпускали нас одних на улицу, и мы гуляли целыми днями, без присмотра нянь и все было хорошо. Другой вопрос и другая проблема в том, что государство, политики  говорят о создании позитивного детского контента, о создании детских фильмов, но это больше – разговоры и вид бурной деятельности. По факту, ничего не делается. Происходит только распил бюджетных средств, не более того. Мало специалистов, которые создадут хорошее детское кино, ни студий, способных понять запросы современного ребенка. Вернее, есть отдельные авторы, но они еще очень молоды, у них мало практического опыта, но зато у них есть желание – творить, создавать что-то на злобу дня. А вот настоящие режиссеры детского кино, кто хорошо чувствовал психологию юного зрителя, вкусы и веяния времени, уже давно ушли, к сожалению. Это и Леонид Нечаев, и Ролан Быков и многие другие.


Есть лишь отдельные энтузиасты, как вы, которые не говорят, а делают. Например, набирают курс  режиссеров и продюсеров детского кино, будущих специалистов отрасли? Правильно?

Ну начнем с того, что я не с нуля набрал курс, а это те молодые ребята, которые уже учатся в ВШЭ. А Высшая Школа Экономики предложила мне открыть Мастерскую детско-юношеского фильма на медиафакультете. То есть, этот курс студенты для себя выбрали сознательно, без принуждения, понимая перспективу этого направления, осознавая политическую и экономическую ситуацию в стране. Пока студенты только изучают теорию, но уже скоро начнут снимать свои первые работы, короткометражные фильмы. Сколько времени это займет – сказать сложно. Сценарии, задумки у всех в разной стадии подготовки. Я, как мастер курса, курирую каждого студента (всего их 18) и с каждым индивидуально занимаюсь над проработкой и доведением сценария до той стадии, когда его уже можно запускать в производство.


Интересно, а где будут брать актеров для своих дебютных картин?

Все так же, как везде, как и во ВГИКе. Студенты кучкуются, делятся на свои группы, междусобойчики, приглашают в свои проекты тех, кто им ближе по духу, кто нравится. Но если речь идет о детях-актерах, то здесь я им помогу, конечно. У меня есть своя детская киношкола и там много разных интересных мальчишек и девчонок, кто горит желанием поучаствовать в каком-то творческом проекте.


На чем вы строите методику преподавания? Это Ваш авторский курс?

Это обычный режиссерский курс, немного адаптированный под детское кино. Примерно то же самое, что я преподавал студентам ВГИКа. Этот курс читаю сейчас с учетом правового понимания (сложность в том, что там снимаются дети). Также учитывается, конечно, выбор тем, который мы можем предложить юному зрителю.


Но, наверняка, во ВГИКе лучше производственная техническая база?

Нет, вы заблуждаетесь. В ВШЭ, на факультете медиа, есть практически все то же самое, что и в старейшем киновузе страны. Правда, там нет специальных съемочных павильонов, но есть студии, где можно реализовать практически любую творческую задумку. На пленку, понятно, здесь не снимают. Но и в целом, на кинопленку уже практически никто не снимает. Это хлопотный, дорогостоящий, но не особо оправданный в наш цифровой век, технологический процесс.


Как вы считаете, будут ли ваши специалисты востребованы индустрией? Ведь детского кино в стране не так много снимается? Или нужно самим создавать моду, спрос на детское кино?

Я уверен, что дети, их будущее – это единственное правильное, во что стоит вкладывать инвестиции. И студенты ВШЭ тоже понимают важность развития именно индустрии детского кино, которое будет не только развлекать нынешнее молодое поколение, но и учить его, образовывать, прививать нужные ценности. Другое дело, что производство и возрождение детско-юношеского кино в России не возможно, пока не возродится система проката. Это две взаимосвязанные вещи. У нас в стране очень мало кинотеатров (в Белоруссии, к примеру, в разы больше). И если вспомним советское время, то существовали организованные специальные культпоходы в кинотеатры. То есть дети ходили сами смотреть кино. А сейчас, боюсь, что на современной стадии это невозможно. Даже если бы у нас быть кинотеатры, где бы показывали фильмы, представить, что дети сами пойдут смотреть кино группой, вряд ли возможно. Зато стало больше медийных, технологических возможностей обсуждения с детьми кино, как языка экрана.


А давайте немного поговорим о том, чем, на ваш взгляд, отличаются советские режиссеры детского кино, от современных?

Думаю, что режиссеры, по существу, не отличаются ни в какие времена. Всегда было понимание, что это, скорее, миссия, а не способ заработка. Потому что это не лучший способ обогащения. Но отличая все-таки есть – разные способы обращения к аудитории. Если 50 лет назад у нас был прокатный киноэкран, то сейчас это – обращение напрямую, через интернет. И, соответственно, большие рамки для высказывания.


Какое мировоззрение, на ваш взгляд, должно быть у того, кто создает детское кино?

Наверное, это как-то слишком широко. Мировоззрение может быть разным. Важнее, скорее, быть понятным и интересным для молодого поколения.


Хорошо. Тогда какое мировоззрение должно быть у того, кто обучает создавать детское кино?

Я бы также не связывал это с мировоззрением. Есть разные части света и везде способ восприятия мира отличается друг от друга. Однако, везде существует обучение искусством и кино. Но наиболее плодотворно происходит обучение в рамках мастерских. Потому что там говорится не только о профессиональных особенностях, но и формируются какие-то ценности.


Должно ли детское кино быть рентабельным?

Я придерживаюсь жестких взглядов: зарабатывать и наживаться на том, что касается детей, а дети – будущее нации…Попытки заработать на будущем заканчиваются плохо всегда. Но это не значит, конечно, что какое-то кино не будет успешным в коммерческом отношении. Конечно, будет. Но ставить эту во главу угла, ставить «рентабельность» определяющим свойством детского кино, это взгляд неправильный.


Как на Ваш взгляд, должны показываться и раскрываться проблемы личности или общества через детское кино и к чему в итоге приходить?

Проблема личности в детском кино, на мой взгляд, самая важная. Потому что взрослое кино может быть совершенным аттракционом. А вот детей, несмотря на то, что аттракцион их, безусловно, интересует, больше волнует серьезное отношение к себе. Любой ребенок, когда растет, он говорит - «я сам», он определяет себя, как личность. Он говорит - «хочу знать». То есть, он хочет иметь право быть субъектом, а не объектом. А к чему приходить? Конечно к общечеловеческим ценностям. Возвращаться к ним. Потому что когда перестают говорить детям о дружбе, честности, смелости… Ну что сказать? Это ситуация долго продолжаться не сможет. Она будет опрокинута, в любом случае. И добавлю: взрослые не только должны на эти темы говорить с детьми, но и подтверждать выбор ценностей своими действиями и способом жизни. 


Беседовала Юлия Сергеева