ZEROPLUS.TV

Осознанное творчество — семья и образ женщины

24.02.20

717

Дина Великовская: Я сознательно выбрала тему для творчества – семья и отношения в семье, и образ женщины, как матери.


Дина Великовская - режиссер-аниматор, лауреат премии президента для молодых деятелей культуры, c 2018 года член американской киноакадемии (ОСКАР). Наибольшую известность выпускнице факультета анимации и мультимедиа ВГИК и неоднократному призеру Открытого фестиваля анимационного кино в Суздале принесли ленты «Мой странный дедушка» и «Кукушка». После окончания института Дина три года трудилась в анимационной студии «Шар». В «Шаре» научилась делать рисованную анимацию в сотрудничестве с выдающимися художниками. На базе студии сделала свой первый рисованный фильм «Про маму». Сейчас Дина живет и работает в Германии. Нашему корреспонденту удалось связаться и записать с Диной интервью. Над чем сейчас работает молодой художник, в чем отличия авторской анимации в Германии и России? Об этом и другом  в материале Юлии Сергеевой.



Дина, Ваш крайний проект «Узы» — призер Суздальского фестиваля. Расскажите, о чем эта работа?

Существует крепкая связь между родителями и детьми. Героиня фильма «Узы» — молодая девушка — покидает родительский дом, чтобы повидать мир. Но мир ее родителей, так крепко связан с ней, что уезжая, девушка ставит его под угрозу. Оказывается, что эта связь может быть разрушительной.


Вы уже делали этот фильм в ко-продукции с Германией?

Да. Это ко-продукция российской студии «Пчела» и Германии.


А что за техника удивительная в этом мультфильме?

Я рисовала героев 3D-ручкой. Эту экспериментальную технику придумала сама. Это комбинация рисованной анимации и стоп-моушн. Нарисованные персонажи в мультике отбрасывают тень и существуют в объемном пространстве.


Мультфильм хорошо катается по фестивалям?

Да, даже взял главный приз на фестивале «Интерфильм» в Берлине.


Вы уже какое-то время пожили в Германии. Можете понять и сравнить, как обстоят дела с авторской анимацией там? Лучше?

Я бы не сказала, что лучше - по-другому. В России можно чаще делать проекты, если ты востребованный, успешный режиссер, можно получать финансирование каждый раз на свой проект, но зато объем финансирования не сравнимо меньше с немецким. В Германии же сложно получить денежную поддержку: здесь очень большой конкурс и нет специальной секции для анимации. Здесь на документальное и игровое кино деньги выдает один Фонд. Получается, что анимация должна конкурировать с другими видами кино.


То есть, анимация не очень популярна, как вид кино?

Ну да. В России более серьезное отношение к анимации. Ее развивают и поддерживают. В Германии немного другой подход. И еще сюда съезжаются режиссеры со всего мира. Потому что сам Берлин – приятный город. Здесь скопление интересных творческих людей и все конкурируют друг с другом.


А сам подход к обучению, школа анимации сильно отличается от российской?

Мой муж тоже режиссер-аниматор. И как он рассказывает, у них больше свободы в процессе обучения. Мы во ВГИКе учились ровно 5 лет. Они же могут учиться столько, сколько хотят. Например, муж учился около 8 лет. И когда они решат, что готовы к выпуску, то начинают делать свой дипломный фильм. И еще они могут не ходить на лекции - там свободное посещение. Просто выбираешь мастера и сосредотачиваешься на своем проекте. То есть, нет никаких заданий, обязанностей, жесткой структуры обучения. А во ВГИКе было расписание, лекции и проекты студенты делали в свободное от занятий время.



Что касается техник анимации, инструментария? Он тот же, что и в России?

Да, все то же самое. Делают и кукольную анимацию и рисованную. Когда я училась, мы тоже могли выбирать любую технику. А вообще, если смотреть на немецкие фильмы, они более абстрактны, менее сюжетны и более технически совершенные. А российские всегда имеют сюжет, тяготеют к нарративной истории, морали.


Можете назвать каких-то гуру немецкой анимации, кто сейчас преподает в немецких школах?

Есть такой интересный режиссер Гиль Алькабец. Сам он родом из Израиля, даже основал там свою школу анимации. Но сейчас преподает в Потсдаме. Когда я училась во ВГИКе, пересмотрела все его фильмы.


У Вас есть мысли поучиться у него?

Нет, я уже решила больше не учиться - уже очень долго училась, в свое время. Я постоянно смотрю много работ, нахожу интересных мне авторов в интернете. Сейчас это все стало доступным. Когда я поступала во ВГИК, не было никакой информации. Нельзя было найти стоящие работы самим - нам давали смотреть фильмы с кассет.


Кто из мастеров российского экрана Вам близок по духу?

Из старшего поколения — Юрий Норштейн, Александр Петров и мой учитель Станислав Соколов, представивший на Берлинале свою потрясающую «Гофманиаду». Среди ребят моего возраста слежу за творчеством Натальи Чернышевой, Анны Будановой, Антона Дьякова, Лени Шмелькова, а также недавней выпускницы ВГИК Нади Федотовой. Всех не перечислишь — ярких имен у нас очень много.


Все Ваши фильмы — довольно поэтические. Угадывается женский взгляд.

Я не стесняюсь того, что я женщина-режиссер и стараюсь эту тему все время акцентировать, раскручивать. Я сознательно выбрала тему для творчества – семья и отношения в семье, образ женщины, как матери или просто – женщины.


Это очень благородная цель, мне кажется. Не хватает таких тем и сюжетов нашему кинематографу и анимации.

Ну, я выбрала эту тему не потому, что мне хочется спасти мир, а потому что я в этом что-то понимаю, как мне кажется. Во ВГИКе нам говорили – погрузитесь в себя и найдите то, что Вас, действительно, интересует. Тогда фильм получается искренним, всегда интересно смотреть на живой опыт человека. Я заглянула в себя и поняла, что у меня нет другого опыта, кроме семьи, материнства и взаимоотношений внутри семьи.


Что самое ценное в искусстве авторской анимации?

У анимации – самый широкий инструментарий. Можно любую свою невероятную идею реализовать. Ценна это безграничная возможность создавать из ничего – все. Мне кажется, не один вид кинематографа не дает такой возможности полностью сконструировать что-то новое. Анимация может, действительно, все и любыми способами. Можно хоть мусором сделать что-то красивое и поэтичное. И наоборот. Из красивого сделать ужасное. И вот эта свобода меня очень вдохновляет, привлекает.