Чем может быть вреден кинопродукт

1378

«Слово пацана. Кровь на асфальте» — главный феномен российского кинопроизводства этого года, который вызывает споры и обсуждения. Кинопедагог, основатель международного кинофестиваля и онлайн-кинотеатра «Ноль Плюс», член экспертного совета при Минкультуры РФ Николай Данн в интервью «ФедералПресс» объясняет, в чем проявляется негативное влияние сериала и как из него извлечь пользу для молодого поколения.



В плену образов

У сериала маркировка 18+, и с этой точки зрения кинодеятели не нарушают закон. Но дети, конечно, все равно смотрят, обсуждают, а порой даже восхваляют киногероев, подражают им. Да и восемнадцатилетние люди – это все еще не окрепшие умы. Как защитить молодежь от негативного воздействия остросюжетного многосерийника?



— Когда фильм вызывает резонанс в обществе, значит, пришло время, чтобы этот резонанс возник. Если проследить, то такие фильмы и сериалы у нас периодически появляются. Периодичность говорит о ритме истории, об этапах, о смене поколений. Примерно раз в 10 лет появляется какой-то фильм, который резонирует у молодежи и детей 10–11 лет. Потому что не запретить до конца: не выключишь же телевизор, не отключишь смартфон...



Здесь важно не пустить на самотек, а научиться взаимодействовать с подростком. Даже если ему уже 18 лет, уже взрослый человек, надо научиться разговаривать с ним на эту тему, принимая во внимание несколько акцентов.

Первый – конечно, исторический факт: когда-то такое было на самом деле, это кто-то проживал из родителей, бабушек, дедушек. Второе – надо дать понимание двум вещам: есть закон, по которому живет весь наш социум, и «не закон», по которому живут те, кто идет против закона, принятого большинством в обществе. К этому относятся и кражи, и разбой, и прочие преступления. Когда мы разделили на две части, то становится ясно, что есть человек, который создает законы, и есть тот, кто хочет поменять эти законы. И, конечно же, здесь создастся самый большой резонанс у подрастающего поколения – возникает некая романтика.

Эта романтика рождается из архетипов в обществе: как говорят, троечник становится хорошим предпринимателем, бандит – хорошим другом. И когда вот эти образы в фильмах проскальзывают, то, конечно, возникает впечатление, что человек, нарушающий закон, в итоге становится примером для молодых людей.

Почему этот формат сейчас возник в нашем кинематографе?


— Потому что мы все «ушли» из Голливуда, где были супергерои, которые были навязаны и не разделяли добро и зло. Это понимание добра и зла актуально в любое время и всегда будет актуально для человека. И когда мы показываем на экранах героев, то, конечно, должны отвечать за их моральную и этическую составляющую, какой пример и образ мы даем. Например, когда поднимаем историю и показываем подвиги времен Средневековья и Великой Отечественной войны.

После просмотра «Слова пацана» обязательно нужно вести разговор с детьми о том, в каких условиях находилось общество. Объяснять, почему при всей своей «хорошести» в СССР возникало вот такое отношение друг к другу. Как выстраивались отношения? Могли ли они быть вообще выстроены, или только действовать в таком полуживотном формате – борьбы за выживание. И почему это было в истории, с чем это связано? С каким внутренним бунтарством общества по отношению к власти связано такое устройство общества? Из этого потом, возможно, и возникла перестройка. Если мы сравним это, например, с 1950-ми или 1960-ми годами, то там такого не было: тогда жили в момент строительства БАМа, и это их объединяло.

Бунтари-романтики

Почему тогда сериал вызвал резонанс в обществе в наши дни?

— Людей всегда должно что-то объединять в группы, которые противодействуют обществу. То есть они становятся бунтарями, которые говорят: «В обществе что-то не так».


Социологам стоит посмотреть фильм и понять, с чем это связано: в момент, когда идет СВО и когда происходит проявление наших природных ценностей – любовь, забота, уважение. А у нас такой противовес – выходит фильм про группировщиков, который резонирует в обществе. Здесь вопрос: ребята, что с нами? Как мы принимаем нашу историю и что мы создаем сегодня, чтобы повторов в нашей истории не случилось?

Сериал смог резонировать у молодежи, потому что там брались ценностные характеристики, такие как забота друг о друге, хоть она и бригадная, ценность дружбы, хоть ее и не раскрыли, любовь и взаимовыручка. Брались ключевые человеческие ценности, но в контексте нелюбви к другим людям. Я бы так это назвал – нелюбовь и неуважение к другим людям. Я лучше, чем он – такой нарциссизм.

Я только что приехал из Иркутска, где занимался с педагогами. И первое, о чем они меня спросили, и первую статью, которую я увидел в Иркутске, – про то, как мальчика зарезали. Сказали, что это сделала группировка, собранная из ребят, кто посмотрел этот сериал (правоохранительные органы опровергли в итоге эту информацию. – Прим. ред.).

Педагогам я объяснял то же самое. Нужно с детьми входить в разговор, потому что они фильмы смотрят, а с ними никто не говорит. В таком случае ребята возьмут это как «буквально так нужно делать», а не возьмут как исторический контекст: вот как общество жило, мы сейчас поменялись, и как нам дальше быть, что нам дальше создавать, почему это в обществе происходит. Это должен быть диалог между педагогом и ребенком, между автором и зрителем.

Должен быть диалог исторический. Мы должны не только смотреть на доходы от фильма и аудиторию, которая посмотрела ленту, но нужно обсуждать этические, моральные, исторические, социальные аспекты. Ну и, конечно же, делать выводы.

А есть такие примеры в истории отечественного кинематографа, когда кино оказывало дурное влияние на молодежь?


— Кинематограф всегда создает резонанс. Когда нужно было ехать на целину, то в кинематографе запускали эту тему. Зрители смотрели, какие взаимоотношения там происходят, и люди понимали, что это романтика.


Фильмы про 90-е у нас всегда создают резонанс. Во-первых, это сериальность, во-вторых, это погруженность, в-третьих, это пример. И роли не играет – хороший или нехороший пример. Главное тут – к чему будет расположен человек. Один среагирует: «Да, это была наша история!» А другой скажет: «Слушай, это суперпример, и его надо применять!». И идет, делает, и сам в этом оказывается. А он-то думал, что это кино и романтика. Что там все так легко, просто и свободно. И реальности своей не видел.

Когда создается какая-то картина, как «Слово пацана», понятно, что она будет являться примером для подражания. Уже было такое раньше, когда вышли «Бандитский Петербург» и «Бригада». После этих сериалов многие ребята оказались в тюрьме.

Это некая историческая форма и архетипы, которые ищутся взрослым человеком или подростками для подражания. Архетип выводит их как бы вне закона, будто он что-то должен нарушить. А нарушение за собой ведет эмоциональный срыв, но не осознающий последствия. И это при всем хорошем движении дает внутренний адреналин, поднимает вот эту силу и дает момент объединения. Вот что такое группировка. И тогда они, понятно, будут этому подражать.

Но если об этом с детьми разговаривать и применять здесь кинопедагогику, то, конечно, можно легче и проще объяснить. Смотрите, как было, а как не было. И как вы к этому относитесь? Почему есть возможность этому герою подражать и к чему это приведет? Давайте увидим, что хотел сказать автор. А что было в реальности?

Прививка для пацанов

Главный герой Вова Адидас в сериале стал убийцей, пусть и защищая честь девушки. Также в сериале демонстрировали реальный исход участников уличной группировки в разные годы: кого-то посадили, кто-то погиб в разборке либо умер на зоне. Самого Адидаса в последней серии тоже убивают. Является ли эта кульминация показательной для молодежи? Не станет ли дурным примером для решения проблем?


— Важный момент – как покажет автор. Режиссер запускает интригу и удерживает ее на протяжении фильма. Если у него получилось эту интригу создать, то, с одной стороны, это хороший режиссер, с другой стороны, вопросы: какие смыслы и мораль, этику он в это вкладывает. И, конечно же, какой он сделает разворот преображения героя. Героя убили в итоге: к чему это все приводит? Если брать сериал и с детьми смотреть, то можно показать причинно-следственные связи: с чего все началось и чем все закончилось.


Применяя кино как педагогику, мы можем показать простой пример, как человек, сходя с дороги, которую мудрые люди создавали, чтобы мы могли жить в дружбе и согласии, для собственной самореализации, как человек, который идет против, сам себя и уничтожает. Потому что не желай другому того, чего не желаешь себе. И вот если этот разговор с детьми вести, тогда у них возникает внутренняя прививка к тому, как не делать. Если не вести такие разговоры, то это становится примером. Потому что не все посмотрят последнюю серию и вообще сделают эти выводы.

То есть, когда в обществе возникает резонанс из-за фильма, с одной стороны, это хорошо, потому что есть тема для обсуждения: как нам дальше жить и что с этим можно сделать, какой опыт из этого получить, чтобы наша жизнь была лучше. Если этого не делать, то тогда все воспринимается банально и прямо, без метафор и без восприятия опыта, который был заложен как исторический момент.

С одной стороны, здорово, что авторы подняли эти вопросы, с другой стороны, нам, и СМИ в частности, надо не кричать, а спокойно раскладывать историческую составляющую и понимание, что общество живет благодаря любви, благодаря заботе друг о друге. И тогда наши потомки будут жить так же. То, что было раньше в 80-х, – хорошо, что мы это время прожили, а сейчас стали более совершенны и можем только смотреть кино об этих событиях, не перетаскивая образы на собственную жизнь.

А без таких бесед – это как инициация соблазна стать злодеем. В принципе, нужно разделять добро и зло. В данном случае фильм показывает зло, но если его правильно преподнести, то это станет хорошей прививкой для осознания, как надо поступать в жизни.