ZEROPLUS.TV

Сразу несколько любимых многими поколениями мультфильмов отмечают 50-летний юбилей в этом году

22.11.19

94

В Москве  прошла первая в России «Фабрика мультфильмов» для взрослых - это новый формат образовательного события, совмещенного с высокотехнологичными развлечениями. Событие состоялось в Музее Москвы, где были представлены павильоны различных анимационных технологий, программы лекций в формате TED-talks, а также встречи с продюсерами крупнейших индустриальных студий. Борис Машковцев стоял у основания проекта «Фиксики», много лет работал исполнительным продюсером студии «Аэроплан» и в 2017 году стал ген продюсером «Союзмультфильма». Кроме этого, он преподает во ВГИКе и является руководителем продюсерской мастерской. Наш корреспондент Юлия Сергеева побывала на лекции Генерального продюсера «Союзмультфильма» Бориса Машковцева и задала ему несколько вопросов о работе студии, о новых творческих планах и о том,  что входит в основные задачи генерального продюсера крупной анимационной студии?


Борис, расскажите, каким образом, люди приходят в профессию продюсера?

Все по-разному. Но у меня редкий случай. Я заканчивал профильный ВУЗ, факультет продюсирования. В то время, когда я учился во ВГИКе, профессии продюсера анимационного кино не существовало, потому что не было коммерческого анимационного кино в стране. Анимация была короткометражной и авторской. То есть люди, с моими навыками стране были нужны, но не в том объеме, которые мне были бы интересны. В 2005 в России появились первые отечественные сериалы, но из-за отсутствия грамотного продюсирования многие сериалы рушились.


Как это? Почему так происходило?

Как бы это странно не звучало, но создатели теряли свои же базы данных, запутывались в придуманных ими персонажах, начинали переписывать сценарии на монтаже и были в абсолютном восторге от новой полученной версии. Они требовали от аниматоров дублей, как в игровом кино. В общем, «чудес» хватало. Соответственно, кино разорялось. В лучшем случае, все стопорилось где-то на средине процесса, и весь коллектив, как «цирк Шапито» переходил в следующий проект, где происходило примерно то же самое. А в 2005 году появляются «Лунтики» и «Смешарики», у нас образуется некая мекка анимационного кино в Санкт-Петербурге с двумя крупными студиями и возникает понимание, что коммерческое анимационное кино все-таки может быть.


Как вы пришли на студию «Союзмультфильм»?

В 2006 году, благодаря знакомству с Георгием Васильевым, я сначала прихожу в компанию «Аэроплан» и оказываюсь причастным к «Фиксикам». Это был, пожалуй, самый романтический период коммерческой анимации - мы только набирались опыта у зарубежных коллег, набивали собственные шишки. В итоге, все пришло к неожиданному для меня результату: стал возрождаться «Союзмультфильм», который олицетворял собой советский кинематограф и, который с конца 90-х годов пребывал в состоянии «спящей красавицы». В 2016 году на студии появилась Юлиана Слащева, а в 2017 г пришел я и еще несколько менеджеров. В штатном расписании «Союзмультфильма» числись, в основном, менеджеры и пара художников. Стало понятно, что при такой схеме ничего не работает. Студия - это конвейер и в случае с анимацией очень специфичный. Поэтому найти продюсера для анимационного кино – задача очень специфичная. Это должен быть, своего рода, талант.


И получается, у Вас он есть. А, что конкретно входит в задачу генерального продюсера студии? Кстати, единственной в стране государственной анимационной студии. 

Надо сказать, что в основном, конечно, студи, живут в условиях рыночной экономики, а мы – это отдельная планета. И, когда мы думали вступить с одной из студий в ко-продукцию, то потратили массу усилий, чтобы этот механизм запустить. Потому что между условиями существования нашей студи и условиями жизни других студий - большая пропасть! И тогда я понял, что продюсер – это тот человек, который работает между миром идеалов и миром реальности, которая находится за пределами студии.


То есть, посредник?

Да. Переводчик, редуктор, как угодно называйте. Моя задача, чтобы соединить два мира идеального и реального и, чтобы один другой мир не разрушил. Мы работаем с идеями, но в экономической и физической реальности и никуда от этого не денешься. Творческий коллектив не должен думать о таких проблемах, как то: заплатят ли мне в срок, хватит ли мне оборудования? «Союзмультфильм» до сих пор считается государственной студией, но в современном мире жить в одиночку не возможно, поэтому мы ищем совместные проекты и пытаемся играть по тем же правилам на рынке, по которым играют и другие студии. Мы всегда находимся на какой-то грани окупаемости, потому что кино анимационное делается очень долго. Не очень сложное игровое кино можно сделать за год. А не очень сложное анимационное, такого же хронометража, года за три.


В чем Ваши преимущества?

Начнем с того, что мы единственная студия, которая обладает уникальной коллекцией советских фильмов. У нас порядка полутора тысяч картин, которыми мы распоряжаемся, коммерциализируем их.


Помогает ли это студии?

Да, очень. Если бы у нас сейчас не было этой золотой коллекции, было бы плохо! Бесконечно продавать то, что было сделано до тебя за 40-50 лет, не возможно. Хотя интеллектуальная собственность практически не устаревает. Однако, чтобы бесконечно эксплуатировать интеллектуальную собственность, созданную предками, надо работать в Музее. Мы же не хотим превратиться в Музей самого себя. Эта история не про кино, не про развитие. Студия должна производить фильмы. И нужно старым советским персонажам давать новую жизнь. В общем, в итоге, когда я пришел, мы запустили 6 сериалов, из которых 5 новичков и один – продолжение «Простоквашино».


Знаю, что многих наших читателей интересует судьба старых советских брендов. Вы планируете перезапуск "Котенка по имени Гав", "Попугая Кеши", "Простоквашино"? Как их судьба будет развиваться?

Мы уже пережили несколько ремейков этих мультфильмов. Но они были не очень удачны. И тут вспоминаются законы физики: копии всегда хуже оригинала. Когда мы обновили коллектив, к нам пришли два креативных продюсера Елена Чернова и Алена Оятьева. У них было две задачи: сделать сиквел «Простоквашино». С другой стороны, у Лены с Аленой был свой проект, с нуля придуманный. Это «Оранжевая корова». Мы запустили оба этих проекта. Потому что, если вы сделаете ставку на один проект, больше шансов прогореть. Вероятность того, что один проект окупиться, не очень велика. В общем, с «Простоквашино» была сложность, потому что нам надо было найти не просто похожие голоса на те, что уже использовались, нам надо было найти личности. Потому что роль делает актер, личность. И, если ее не будет, то аниматору нечего будет анимировать – не будет эмоций. Мы рискнули, взяли людей известных, но они не имели опыта работы в анимационном кино. То есть, они дублировали кино, но не анимировали роли, когда актер стоит в пустой кабине и должен изображать драму или комедию.


В итоге, как мне кажется, у Вас все получилось?

Да, вполне! Мы собрали 25 миллионов просмотров за неделю. Все удивились такому количеству, но мы собрали все хейтерство мира. Потом зрители-критиканты первой волны растворились, а у нас остались постоянные зрители. И, как ни странно, 90% просмотров в ютубе составляли взрослые. Но сейчас аудитория «Нового Простоквашино» начала смешиваться. И мы получили эффект семейного сериала. Задача для сценаристов усложнилась: сейчас в «Простоквашино» вписывается и детская, и взрослая сюжетные линии.


Чем сейчас занимается студия?

Сейчас мы запустили линейку двухмерных проектов. У каналов, оказывается, есть голод на «двухмерку». Есть много трехмерных мультсериалов, а нужно, чтобы контент чередовался. И двухмерные проекты идеально встроились в современное ТВ. С другой стороны, была опасность, что если мы будем бить всеми проектами в одну и ту же аудиторию, мы этими проектами аудиторию у себя же будем «отжирать». Мы двухмерные проекты поделили по категориям. С шагом в 2 года у детей меняются вкусы, сложность языка, который они способны воспринимать. То есть, каждые 2 года мы можем предлагать юному зрителю новый проект. В итоге, у нас есть проекты для двухлеток, на возраст 4 и 6, 6-8 лет. Мы также запустили экспериментальные проекты на возраст 8-10 лет. Дальше интересно наблюдать, какие проекты работают хуже, какие – лучше. Проект «Простоквашино» работает отлично. 


А, какая самая популярная тематическая ниша в анимационном кино?

Это мультфильмы, рассчитанные на возраст 4-6 лет. Здесь можно рассказывать про то, как себя вести с друзьями, родителями, братьями сестрами. Прекрасное поле, чтобы делать контент про социализацию, детскую психологию. Дети любят смотреть на игровые модели. Но тут есть одна проблема. На Западе это называется СНП (стандарты детской безопасности). И мы, как создатели, должны их строго соблюдать! Потому что, если Ваш ребенок бродил по крыше и упал, то виноват не взрослый, который не уследил, а котенок из мультфильма, который показал ему такой пример. Вообще, взрослые не очень вникают в то, что смотрит их ребенок. Они оценивают фильм с позиции «опасно-безопасно», «полезно-бесполезно». Считается, что если показать несколько раз неправильный пример - ребенок будет это повторять.


Понятно. А, что насчет копродукции? Вы вступаете в нее с западными производителями?

Сейчас вступаем в копродукцию с одной французской студией. Прекрасная компания, с очень хорошей экспертизой, с хорошим опытом работы на европейском рынке. Но тут тоже все не просто. Это очень ответственная задача. Поэтому французы нам присовокупили своего редактора. В производство не вмешиваются (доверяют), но их редактор должен отслеживать, чтобы все было по стандарту безопасности. Мы потратили год, чтобы исправить все огрехи в сценарии. Потому что то, что мы делаем с ними вместе, они хотят продавать и в другие страны.


Ну и в завершении, расскажите о ближайших интересных планах «Союзмультфильма»? Чем порадуете зрителя, наше младшее поколение и, возможно, их родителей?

Сразу несколько любимых многими поколениями мультфильмов отмечают 50-летний юбилей в этом году. Поэтому в «Союзмультфильме» решили сделать сюрприз взрослым и детям к круглой дате. Юбиляры этого года мультики: «Ну, погоди!», «Чебурашка и крокодил Гена», «Маугли», «Умка», «Бременские музыканты». Героев этих знаменитых мультфильмов зрители увидят в продолжениях в виде коротких историй, комиксов. В общем, ни один юбиляр не останется не охваченным интересным современным решением.


Где-то будут продолжения. Где-то - анимированные комиксы, короткие истории с персонажами. По каждому из юбилейных персонажей обязательно сделаем новую историю. Также запускаем в разработку новый цикл мультфильмов "Ну, погоди!". По нашему плану – 26 новых серий. В сериале появятся новые герои. Но они будут второстепенными. Все  события все равно будут происходить на фоне главных персонажей Зайца и Волка. Первую новую серию мультика можно будет увидеть в начале лета 2020 года.


Беседовала Юлия Сергеева.


Другие новости