ZEROPLUS.TVZEROPLUS.TV

На «Мосфильме» заканчивают работу над полнометражным фильмом «Про Лелю и Миньку»

23.05.19

762

«Все знают Михаила Зощенко, как замечательного сатирика, мастера бытописания 30-х годов XX века. Но отнюдь не всем известно, что Зощенко был блистательным детским писателем. У нас этому удивлялись даже взрослые состоявшиеся актеры. Потом оказывалось, что они все же читали в детстве эти рассказы, но просто почему-то не связывали их с именем Зощенко», — рассказала режиссер фильма «Про Лелю и Миньку» Анна Чернакова (А. Чернакова - «Сезон туманов», «Смерть в пенсне, или Наш Чехов», «Собачий рай», «Жили-были мы»). Съемки фильма по мотивам детских рассказов Михаила Зощенко закончены. Сейчас идет монтажный период. В конце мая - озвучание проекта. Над фильмом работает продюсерская компания «Студия Первый А».


Действие картины происходит в двух временных пластах: в начале XX века и в 1930-е годы. Создатели ленты придумали интересный сценарный ход: главных героев можно будет увидеть в разные периоды их жизни. В актерском ансамбле ленты — Ольга Красько, Сергей Степанченко, Роман Мадянов, Валентина Талызина, Татьяна Рыбинец, Александр Обласов, Андрей Емельянов и другие. В фильме снимаются и дети: начинающие артисты Елисей Мысин (он еще и виртуоз-музыкант и финалист телеконкурса «Синяя птица» — Прим. Ред.) и 9-летняя Евгения Щербинина, для обоих это дебют в кино. Кроме того, одного из персонажей сыграла правнучка Михаила Зощенко, Вера Зощенко. Что касается жанра, то «Про Лелю и Миньку» — это семейный фильм с возрастным ограничением 0+. Наш корреспондент встретилась с режиссером картины и поговорила о том, как шла работа над проектом и вообще, как складывается картина с детским кинематографом, в целом.

 – Анна, вы не первый год занимаетесь производством детского и семейного кино.. Кому, как ни Вам, понятно, как складывается ситуация с индустрией детского кино в России?

Ситуация меняется и это немного воодушевляет. Если несколько лет назад мы могли говорить, что детского кино в стране практически нет, и в индустрии работают  единицы, то сейчас, благодаря последовательным действиям Министерства культуры, производится, порядка, 10-12 фильмов в год. Но все равно – это мало. В Советское время, к примеру, финансировалось около 30 картин в год. Ведь, если финансируются  6-10 фильмов, то они все не могут быть хорошими. Если мы хотим 5-6 хороших детских фильмов в год, то и должно и финансироваться 30. Должна быть среда, в которой функционируют режиссеры, сценаристы детского кино.


– Для чего?

Для того, чтобы было ощущение - детско-юношеским и семейным кино занимаются не только альтруисты безумные, маргиналы, а - мастера своего дела. Детский кинематограф – очень сложный жанр. Хочу сказать, что снимать детское кино – это не только маленькие деньги, но это и не престижно. Нет статусных фестивалей детского кино, ты не получаешь нужную поддержку от журналистов, освещение в прессе. По сути, детским кино, реально, занимаются фанаты - те, кто любит детей и все, что с ними связано. Конечно, таких профессионалов, которые бы писали хорошую детскую драматургию, как раньше, их сейчас очень мало. Я много читаю материалов, наша студия открыла  прием синопсисов и сценариев детского кино. Читаем все, что к нам приходит.  И это, конечно, очень грустно.. Но зато есть замечательная детская литература, есть несколько писателей и драматургов, которые работают в детском и подростковым театре. Надо работать с людьми оттуда и я, думаю, как только будет ощущение, что детским кино можно заниматься, адекватно получая за свою работу, а не заниматься этим альтруистически, цех профессионалов сможет сформироваться.


– Но и все-таки, какое самое слабое место в этой нише?

Очевидно, что прокат. Во-первых, детское кино нельзя выпускать в короткий прокат на 4 недели, с несколькими сеансами в день. Такое кино должно быть выпущено в долгий прокат, с возможностью показов в выходные дни, в течение 3-4 месяцев, с возможностью специализированных показов  для школ, со льготными билетами. Прокатчики ориентированы, в первую очередь, на семейное голливудское кино. Но мы то боремся за другое кино. За то, что существовало в традициях, наработанных в советское время. Тогда воспитательная функция кино была очень даже важна. Но при этом, фильмы не были идеологическими агитками. Это были сложные, глубокие картины, которые воспитывали душу ребенка («Чужие письма», «Розыгрыш», «Чучело»).

– Но дети то сейчас другие… И кино им нужно другое, наверняка. В чем особенность сегодняшнего молодого зрителя? Можно ли его воспитывать, менять. Если да, то как?

Дети, конечно, другие. Они рождаются, держа в руках «Айпад» или «Айфон». И они привыкли к потреблению динамичного аудиовизуального контента он-лайн. Они редко ходят в кинотеатры. Но, с другой стороны, они же не рождаются готовыми зрителями, их еще можно изменить. Совсем недавно мы были на семинаре в Российской государственной детской библиотеке, и я говорила со средними и старшими школьниками о том, какие отечественные книжки они хотели бы видеть, как экранизации. Они сказали, что одни из их самых любимых советских фильмов – «Чучело» и «Добро пожаловать или посторонним вход запрещен». Из детской современной литературы называли «Время всегда хорошее» А. Жвалевского и Е. Пастернака. В целом, им интересна школьная тематика, проблемы взаимоотношений сверстников, что-то из жизни подростков. То есть, невыдуманные герои, а кто-то из них. Они готовы к хорошим историям. Но, где же их показывать? Есть, кстати, сеть кинотеатров, которые  были переоборудованы в рамках программы кинофикации малых городов. Это те кинотеатры, которые получили грант на установку оборудования DCP и у них есть обязательства 50% показа отечественного контента и 25% детского. Но эти кинотеатры никто никак не контролирует и не обязывает это делать. То есть, получается, что государство тратит деньги и на производство, и на поддержку кинотеатров, но при этом, обратной связи никакой нет.


– Что понятно о дальнейшей судьбе, о прокате «Лельки и Миньки»?

Картину мы сдаем осенью.  Когда уже будет понятна финальная складка, мы пойдем к прокатчикам и будем стараться их убеждать, что наше кино надо показывать. Тем более, у нас семейная картина и рассказы Зощенко являются частью  школьной программы по литературе. В будущем, думаю, что детское кино должно 100 % финансироваться государством, а не 70%, как сейчас. И, если государство будет в полном объеме финансировать, то, конечно, должен быть художественный Совет, который будет оценивать качество этих фильмов. Принимает оно или нет тот или иной фильм, в каком количестве копий выпускает в прокат и тд. А еще, мне кажется, должны быть творческие объединения при таких государственных студиях, как Мосфильм, которые занимаются производством детских и юношеских фильмов. Могут быть и региональные центры. То есть, такие центры соберут, сфокусируют нужных людей и создадут ощущение перспективы. Нужно создать и институт мейджоров для детского кино, который позволит компаниям заказывать сценарии и работать со сценаристами длительное время.


– Почему решили экранизировать именно рассказы Зощенко?

Он совершенно потрясающий детский писатель. При чем, к моему удивлению, многие не знают, что он писал детские рассказы. Может быть, читали в детстве, но не знали, что это Зощенко. Они очень отличаются о его взрослых, ироничных рассказов. Они чистые, светлые. У Зощенко, действительно, имидж саркастичного, мрачного, желчного писателя, а на самом деле, у него была нежная трепетная детская часть рассказов про «Лелю и Миньку». И я их очень любила, когда была маленькой. А, когда мы с моим соавтором, А. Адабашьяном, стали обсуждать свою любимую детскую прозу, совпали во вкусах. И, позже, вместе придумали историю о том, как Леля и Минька выросли. Нам очень хочется, чтобы фильм вдохновил и детей, и взрослых на прочтение детской литературы М. Зощенко.


– Про что будет история в фильме?

Если говорить о сюжете – это взаимоотношение старшей сестры и младшего брата, про то, как к ним относились их родители: брата любили, а сестру ругали за все. Ну, и также это история про то, что надо бережно относится к человеку, который рядом. Там много смешного, есть и приключения. Если говорить о жанре, я бы назвала это лирической комедией…

– Анна, знаю, что вы всегда тщательно ищите детей-актеров для участия в ваших картинах.. Хватает талантливых в России?

Хватает. Но их, правда, нужно тщательно искать. И детский кастинг – у нас самый длительный период, как правило. Мы очень серьезно к этому относимся с самого начала, но нам везет. Допустим, 6-летняя девочка-актриса, которая у нас сыграла, в итоге, в «Жили-были мы», была первой на кастинге, в Санкт-Петербурге. И я сразу знала, что 100% возьму ее. Но после этого, честно, еще 6 месяцев смотрели детей. Как правило, у нас, отсматривают детей несколько ассистентов, «прочесывают»  специализированные киношколы и театральные студи в Москве и в Питере. Но и не только в столицах:  в Подмосковье, в Белгородской области тоже. С детьми очень важно хорошо работать, потому что именно от них зависит, в итоге, есть ли история, веришь ты  тому, что на экране или нет …


Беседовала Юлия Сергеева



Другие новости