Нормальный только я. Особое мнение

3256

Ненормальная норма

Фильм: Нормальный только я

Режиссёр: Антон Богданов

Год: 2021

Страна: Россия

Аудитория: 12+

 

Фильм Антона Богданова «Нормальный только я» – это история о детском лагере «Красный сокол», директор которого захотел стать богатым и тайно договорился с мэром о продаже территории лагеря под строительство. Внезапно в лагерь приезжают дети-инвалиды и директор должен придумать как избавиться от них, чтобы начать снос инфраструктуры. Он решает пригласить трудных подростков, думая, что хулиганы обязательно сделают жизнь детей с ограниченными возможностями ещё невыносимее и те уедут домой.


 

Об этом фильме можно сказать, что это и сатира, и комедия, и подростковая драма (именно так позиционирует себя фильм, отказываясь выдавливать из зрителей слезы, опираясь на реалии жизни и заявляя искренность игры непрофессиональных актёров-детей), и территория сложной и актуальной темы детской инвалидности. 


Но картину всё же хочется рассмотреть в несколько иной системе координат и допустить его на школьный кинопоказ с обсуждением важных тем.


Фильм интересен для разбора не только противостоянием между детьми-инвалидами и хулиганами, демонической ролью К. Хабенского и жизнеутверждающим финалом. В этой истории есть достаточное количество неочевидных идей о мироустройстве подростков. 


Например, идея об «ограниченных возможностях». Ведь это обращение применимо ко всем героям-подросткам фильма, потому что они, в силу своей незрелости, ограничены и зависимы от взрослых в деньгах, выборе школы, отдыха, зависимы от их внимания и поощрений. Ограничения работают и внутри их группировок: если ты инвалид, то должен быть беспомощным, если ты хулиган, то должен вести себя вызывающе и быть угрозой и т.д. Кстати, про взрослых героев тоже можно сказать, что у них “ограниченные возможности”. Сделав выбор один раз в пользу наживы, уже невозможно быть человеком доброй воли. Приходится подчинятся злодейским договорам. 


 

«Ограниченные возможности» в этом контексте становятся нормой – главной темой фильма, выведенной в заглавии. Но и здесь идея о норме и нормальности работает в другом смысловом поле. В этой истории, на самом-то деле, всё - ненорма. Разве норма, что взрослые люди, забирают последнее у детей? Разве является нормой изоляция героев друг от друга, ведь они находятся в абсолютно одинаковом положении изгоев? Норма ли постоянно доказывать себе и другим, что ты тоже человек, которому нужно здоровое общение, принятие и прощение? Нет. Это фильм о ненорме. 


Если всмотреться в ситуацию пристальнее, то на фоне идеи о ненорме можно заметить мотив отвержения - ещё один тайный знак фильма. И директор, и дети, и их сопровождающие находятся в пространстве отверженности. В этом смысле и летний лагерь, где разворачиваются события, это своеобразная территория отчуждения, другой мир, где ненорма хочет стать постоянной величиной. Лагерь находится далеко от цивилизации, родителей там нет, а сопровождающие не могут защитить даже себя от суровых испытаний. Когда нет наблюдения со стороны, нет чужого взгляда, вырабатывается свой собственный. Проверяются эмоции, чувства, желания, границы возможного и на столкновении всего этого и есть шанс стать взрослым.



В этой зоне отвержения дети проходят обряд инициации и становятся взрослее, потому что там взрослит всё: условия, предательство, первая любовь, поиск своих и противостояние чужим. Дети там учатся говорить «нет» и «да».


Удивительно, что авторы находят замечательный способ для своих героев поменять правила игры в отчуждение и ограничения. Они дают им возможность переступать черту и нарушать правила, не поддаваясь воле взрослых быть тем, кем тебя считает общество. Триггером изменений становится монолог директора лагеря Игоря Новожилова (в исполнении режиссёра фильма Антона Богданова), измотанного обязанностями и мэром Виктором Юрьевичем, появляющимся всегда внезапно, словно черт из табакерки. Директор развешивает ярлыки на ребят, чем вызывает насмешку всех подростков.


 

После этой беспощадной сцены подростки зримо и незримо объединяются и начинают говорить друг с другом. Сцена в заброшенном бассейне, где ребята буквально находятся на дне жизни (родители к ним не приехали, друзей они предали), показывает, как быстро всё можно решить, говоря себе правду. Да, тебя подставили, и ты подставил, но всё можно изменить – вылезай из ямы и иди к друзьям, ведь они тебя ждут.

         

Кульминацией (психологической, а не сюжетной) можно считать выкрик Артурчика (Артур Новгородцев) в ответ на обвинения Нади (Ольга Лерман) в срыве концерта «Да нормальный я!». А развязкой – тихое «Ты мой друг» от самого солнечного героя фильма.


         

Рифмуется с этим сюжетом дружбы и принятия история Кости и Кати, которые влюбились друг в друга вопреки всему. Даже в этом герои нарушают правила, и Катя сама, как рыцарь, едет за Костей, чтобы вернуть его. 


Эти ударные сцены определяют финал истории. Герои научились говорить «да» тому, что делает их счастливыми и «нет» тем, кто пытается у них отобрать это счастье. А взрослым ничего не остаётся, как подчиниться этой высшей силе, которую можно назвать «самое дорогое в жизни». 


Все эти видимые и невидимые темы и идеи фильма предлагают зрителю поговорить о том, когда и как мы делаемся людьми.


Автор Елена Самойлова