Через 3-4 года медиаобразования школьники понимают, что нет ничего лучше, чем документальное кино

1659

Печенкин Павел Анатольевич – кинорежиссер, продюсер, преподаватель. В настоящее время Павел Печенкин — член Правления Союза кинематографистов России, академик общественной российской киноакадемии «Ника», член экспертного Совета Федерального агентства по культуре и кинематографии, член Правления гильдии неигрового кино и телевидения. С 2005 года возглавляет Госкиноцентр «Пермкино», где и создал проект «Пермская синематека» — региональную структуру для реализации образовательных и просветительских кинопрограмм. В этом году Павел Анатольевич был приглашен на фестиваль «Ноль Плюс» для того, чтобы оценивать конкурсную документальную программу. Наш корреспондент встретилась и поговорила с ним о региональном опыте медиаобразования в школах, работе с подростками. Насколько это актуально и важно, с какими проблемами пришлось сталкиваться «пермчанам», внедряя программу в школах.



Павел Анатольевич, вы давно в индустрии кино. Как изменился зритель за последнее время?

Современный зритель для меня - загадка. Это если иметь ввиду подростков. Они редко что читают, редко что смотрят хорошее и качественное, а потом приходят к нам в ВУЗ и говорят, хочу учиться на режиссера. Первое, что я делаю, «запускаю» их к нам на фестиваль «Флаэртиану». И они ныряют сюда, как в безвоздушное пространство. Увы, но современная молодежь мало, что знает о настоящем кино. Они растут на американской культуре. И желания у них - из разряда «хочу снять ужасы», «хочу снять триллер».


Что с этим делать, как их учить, прививать хороший вкус?

Я не устаю приводить пример, когда Клинтон пришел к власти, он принудительно ввел медиаобразование в школе. У него была целая программа. (прим авт. – В Соединенных Штатах с 60-х годов XX века медиаобразование (media education) проделало большой путь: начиная с первых экспериментов с медийными источниками в школах, взлета и падения «экранного образования», движения TV Criticism, создания региональных проектов и центров медиаграмотности, организации курсов для учителей, конференций, до создания национальной ассоциации медиаграмотности и признания медиаобразования, как необходимого компонента школьной программы на уровне Департамента образования США). Наши многие педагоги тоже понимают, что проблема есть и с этим надо что-то делать, но не везде и не всегда хватает ресурса, чтобы изменить ситуацию. Мое убеждение, что медиаобразование в школах давно пора вводить. Но его нужно было вводить еще тогда, когда поколение было читающее. И начитанность, эрудиция были критерием образованности и продвинутости. Сейчас же, современное поколение «сидит» в интернете, в основном, в социальных сетях и общается с себе подобными. И никуда не стремятся. Думаю, прежде всего, надо решить эту проблему. И, слава Богу, кино это некая палочка-выручалочка. С молодежью надо снимать кино, смотреть кино, обсуждать кино. Наш проект «Пермская синематека» действует уже с 2006 года. Мы открыли ее в год 70-летия Парижской синематеки. Также, у нас существует фестиваль документального кино, которому уже 25 лет. Мы придумали и новую систему проката – это социальные кинотеатры, которые прокатывают некоммерческие фильмы системы DPС.


То есть, получается, кино – это такой универсальный язык, на который молодежь «клюет». А, какие темы, истории, сюжеты нужны молодежи, как Вы считаете?

Прежде всего, это обучение жизни, всему человеческому. Это вечные темы. Им нужно все. Молодое поколение, в большей своей массе, любопытно, подвижно, энергично. Им нужно все. Вопрос только, где они возьмут качественную информацию?


То есть, проблема сейчас в посреднике?

Конечно, это самая главная проблема. И даже педагоги в школах не могут быть хорошими посредниками, потому что они, с головой, погружены в учебный процесс, работают на 2-3 ставки. Через 5 лет работы в школе происходит «выгорание» и они превращаются просто в роботов. Им о воспитании молодого поколения подумать некогда. То же касается и родителей: они занимаются зарабатыванием денег. И получается, брошенное дитя пытается что-то «вырвать» сам из этого мира информации.