Мы говорим – у нас нет детского кино!

1568

Александр Карпиловский: «А ведь искренность же дорого стоит. Намного больше, чем юмор.

Однако те, кто сидят в кинотеатрах, не верят этому»


Телевизионного кино для детей в нашей стране практически нет. Где наши новые «Гостьи из будущего», «Приключения Электроника»? Вместо этого, так называемое семейное кино, которое, по сути, бесконечный «ComedyClub». Какие запросы у современных детей и подростков? В чем проблема современного детско-юношеского кино и какова роль государства в этой индустрии? Обо всем этом корреспондент Юлия Сергеева поговорила с режиссером Александром Карпиловским, который в данный момент снимает новый фильм, новогоднюю комедию «Мой папа – не подарок»



Александр, тяжело снимать кино?

Очень тяжело, но что делать? Такая работа, приходится. Снимаю сейчас со студией «Кит» детское семейное кино для кинотеатрального проката. Это будет настоящий индустриальный продукт. Раньше я снимал больше авторские фильмы.


В чем отличия между авторским и индустриальным кино? Поясните читателям.

Когда речь идет о детском кино, становится все сложно. Со взрослым все понятно: есть авторское кино для фестивалей и есть коммерческое для индустрии, проката, для заработка денег. Понятно, что и зритель у авторского и коммерческого совершенно разный. На мой взгляд, детского авторского кино не существует. Весь наш мейнстрим направляется определенной категорией людей, которая формирует вкусовую палитру. Они считают, что в кинотеатрах востребована определенная интонация и на эти фильмы зритель пойдет, принесет свои 300 рублей, а на эти – нет. Поэтому и в производство запускаются фильмы только с той интонацией, с тем эстетическим вкусом, который сформировали определенные люди где-то сверху. И здесь, мне кажется, на этой точке, проходит непонимание между зрителем детского кино, между их ожиданиями и тем, что предлагает индустрия.   


То есть, Вам кажется, что зритель хочет чего-то другого, а не того, что ему предлагается в кинозалах?

Да, я так считаю. Может, это мое заблуждение, но мне кажется, что зритель хочет видеть в кинотеатрах такие фильмы, как «Частное пионерское». Под ним мы понимаем некую лирическую, ностальгическую интонацию.


Практически советскую?

Ну, потому что хорошее детское кино, настоящее, снималось тогда. Да и сейчас снимается в других странах: во Франции, Италии, Англии, Америке. И везде оно имеет некую лирическую, чистую, человеческую, добрую ноту в себе. 


А мейнстрим - это про другое?

Ну, конечно. Это аттракцион, закрученный сюжет, юмор, комедия. Это история про развлечение.


Ну, понятно. Мейнстрим ставит задачу «заработать», а не донести какие-то важные вещи, затронуть человеческие струны?

И вот вопрос: если такие задачи индустрия ставит перед собой, насколько в этом должно участвовать детское кино? Мы все говорим: у нас нет детского кино. Я честно думал, что сниму «Частное пионерское» и покажу всем, как надо его снимать. Меня поддержат и скажут: «Зеленый свет, делайте для кинотеатров». Но ничего подобного не произошло. Видимо, надо что-то сделать сверху, чтобы это произошло.


А что государство делает не так? Оно же финансирует детское кино?

Да, но что оно финансирует, какие картины? Должен быть правильный запрос от государства. Запрос от него должен совпадать с запросом от родителей.


Ну, это сложнее. Тогда нужно заниматься сначала просвещением, культурологической функцией родителей, прививать им хороший эстетический вкус.

А почему нет? В чем еще основная задача нормального государства? Функция государства не может быть только в зарабатывании денег.


Давайте лучше про Ваше творчество поговорим. Надеюсь, государство разберется, что ему делать. Расскажите немного про Ваш текущий проект.

Это история про мальчика, который в новогоднюю ночь хотел пойти в одно место, а папа ему не разрешал и тогда он все сделал, чтобы добиться своего. В результате перипетий, папа влюбился в одну тетю. Больше не могу ничего рассказать, чтобы не было спойлера. В общем, это новогодняя веселая, радостная комедия.



Сейчас вообще, смотрю, тренд снимать кино про пап?

А про что еще? Про мам? Сюжетов в детском кино вообще не так много и взаимоотношения с родителями – это одна из ключевых тем. Детей что волнует? Взаимоотношения с родителями, сверстниками, поиски себя в этой жизни. И приключения еще.


А в этом фильме будут приключения?

Да, но немного. У нас папа-изобретатель. Он изобрел дрон, такой маленький вертолетик. Это супер-дрон, которого еще нигде не было. И с этим дроном связано много приключений. История городская, все происходит на уровне торгового центра. Но будет много компьютерной графики. Короче, у нас будут практически «звездные войны», но в ТЦ.


На чем будет сделан акцент в кино?

На самой истории, приключениях, аттракционе и, конечно, лирической линии – на отношениях между мужчиной и женщиной, которые в новогоднюю ночь полюбили друг друга.


Вам не сложно было переключиться с производства авторского кино на индустриальное?

Непросто. Это, своего рода, интересный эксперимент для меня. Много технических вещей, с которыми я не сталкивался никогда. Тот же Full CD дрон, который летает в пространстве. Конечно, у нас есть специальные люди, которые контролируют этот дрон. Но все-таки. Также раньше не снимал трюки. А у нас – экшн внутри торгового центра. Приходится с много работать с каскадерами.


Вам нравится все-таки больше снимать детское кино или взрослое?

Кино для детей мне очень нравится снимать, но я не особо верю в его  перспективу. Я же и диплом снимал на детскую тему. То есть, желание было еще тогда, как только выпускался с ВКСР. Помню, пришел на студию Горького в 2000 году и заявил, что хочу снимать для детей! На меня посмотрели с большой грустью.


Что нам мешает хотя бы делать Family Movies - жанр очень популярный во всех странах?

Что-то там мешает. Точно не могу сказать. Кроме яркой истории и талантливой режиссуры, должны быть грамотные продюсеры. Продюсер – человек, который формирует продукт. Сейчас это главный человек в индустрии. Он своим вкусом и своими действиями формирует правильное направление. Если у него есть точное видение, каким должно быть семейное кино, то все получится.


А разве он не может прислушиваться к режиссеру?

Может. Но еще и должен ему верить. Но продюсер же – вовлеченный человек. Его тоже можно понять. Он рискует, вкладывает свои финансы в производство. Он за это потом получает по шапке, если фильм провалится в прокате и не соберет кассу. Ведь критерием правильной работы продюсера не является участие фильма в фестивале детского кино. Вложил 40 млн, а где касса, прокат? Я уже обжегся так со своим «Частным пионерском». Всем зрителям кино нравится, на фестивалях, в пионерских лагерях нам аплодируют стоя, свистят, топают ногами, плачут, а в прокате его не было, денег не заработали. Значит, кино плохое. Никому ничего не докажешь. Почему я и говорю, что это задача государства и Минкульта – формировать приоритеты. Государство должно быть верховным продюсером. Заботиться о том, чтобы были интересные фильмы с воспитательной, образовательной и немного развлекательной функцией. Когда это будет, наступит эра детского кино. Я не знаю, как американцы делают свои умные и, в то же время, развлекательные мультфильмы. Такие, как «Зверополис», например. 


Что из последнего хорошего достойного семейного кино приходит вам в голову?

Меня восхищают мультфильмы больше – «Тайна Коко», например. И еще раз повторюсь: интонация милого, доброго, душевного кино в загоне, она не востребована. Поэтому я буду биться до последнего, чтобы у людей, которые там наверху, возникло понимание, что нашему зрителю нужно общечеловеческое кино. Пусть будет юмор и аттракционы, но человеческого, уверен, должно быть больше. А сейчас продюсеры бояться искренности, чего-то сентиментального. Бояться делать кино, на котором хочется плакать. А ведь искренность же дорого стоит. Намного больше, чем юмор. Однако те, кто формируют афишу кинотеатров, не верят в то, что искренность нужна зрителям. «Не, не, не, нам это не надо! Давайте комедии, аттракцион!»


Ясно. Произошло существенное искривление в мозгах людей.

Да, даже в Министерстве культуры раньше сидели люди, которые думали не о культурном бэкграунде, а, скорее, казначеи, которые считали, сколько выручило кино в прокате. Надеюсь, с приходом нового Министра ситуация изменится. Нынче же высокая планка, образец – фильм «Холоп». А раньше был «Берегись автомобиля». Мне не понятно, когда фильм становится победителем не из-за своих художественных ценностей, а из-за кассы. Что же касается детского кино, даже психологи утверждают, что «наши подростки давно хотят видеть истории про романтическую любовь. Они устали смотреть про безопасный секс». Однако, устойчивое общественное мнение диктует обратное: подростки - жесткие, циничное, они все знают. Сейчас модное слово – олдскул. Олдскульное, значит плохое. Может, наоборот? Попробуйте олдскульное что-то сделать и посмотрим на результат.  


Беседовала Юлия Сергеева